Забытая катастрофа

Ждет ли сахалино-курильскую горбушу участь сахалино-хоккайдской сельди?

Еще в 2011 г., когда побережье сахалино-курильского региона, включая даже неудобья, было уже густо опутано ставными неводами для добычи горбуши, когда на самых продуктивных реках уже вовсю ставились РУЗы и началось формирование речных РПУ, мне вспомнилась печальная судьба сахалино-хоккайдской сельди.

Некогда огромное ее стадо, а ведь годовой вылов этой сельди достигал 1 млн. тонн (!), ныне практически исчезло. Однако тогда процесс ее уничтожения растянулся на многие годы, поэтому в 2011 г. мне казалось, что при практикуемом способе управления ресурсом сахалино-курильской горбуши крах ее ждет лишь примерно к началу третьего десятилетия XXI века. Однако результаты горбушевой путины-2015 удивили даже меня. Как допустило это СахНИРО, "Сахалинрыбвода", СКТУ, областное Агентство по рыболовству? Где были все их специалисты, чем они занимались? Параллелизм в судьбе сахалино-хоккайдской сельди и сахалино-курильской горбуши вполне правомерен: на фоне климато-океанологических процессов "спусковым механизмом" обрушения численности рыб явился человеческий фактор, и в первую очередь – перелов.

Богатство и крах
В начале прошлого столетия запасы сахалино-хоккайдской сельди казались неисчерпаемыми. Биомасса нерестовой части этого стада в первые 30 лет XX века оценивалась примерно в 2–3 миллиона тонн. К 2002–2006 гг. она уменьшилась до 200 – 3800 тонн. Просто сравните эти цифры: 2 000 000 тонн и 200 тонн. И достаточно только взглянуть на кривую динамики ее численности (рис. ниже), чтобы понять масштабы катастрофы, которая произошла с этим стадом сельди в 50-е годы прошлого столетия. В течение 20 лет вылов сельди снизился сначала на один порядок, а затем и на два. То есть с миллиона до десятков и даже единиц тысяч тонн.

dinamika

Рисунок – Уловы сахалино-хоккайдской сельди в 1870-2003 гг. (по: Фадеев Н.С. 2003. О причинах длительной депрессии сахалино-хоккайдской сельди // Известия ТИНРО. Т. 134. С. 168-175.

При столь колоссальном снижении уловов и экономические потери были очень велики. Негативные процессы так основательно потрясли популяцию, настолько глубоко проникли в сложнейший процесс закономерностей формирования численности поколений, что, как показали результаты исследований, выполненных позднее, даже в условиях резкого сокращения промысла численность не стабилизировалась, а продолжала снижаться.

Невыученный урок
Развитие промысла рыб в дальневосточных морях России было связано именно с сельдью - суммарный ее улов отечественными рыбаками в XX веке составил более 18 млн. тонн. А становление рыбной промышленности на Сахалине после 1945 г. основывалось на добыче именно сахалино-хоккайдской сельди. В 1946–1951 годы основным видом промысла рыбы по всему побережью южного Сахалина был лов сельди ставными и закидными неводами. Во всех населенных пунктах, расположенных по морскому побережью, работали рыбокомбинаты (Корсаковский, Озерский, Новиковский, Южный, Атласовский, Стародубский, Поронайский, Анивский, Невельский, Правдинский, Холмский, Яблочный, Ильинский), рыбозаводы и рыбколхозы. Моторно-рыболовные станции были организованы по районам – Корсаковская, Анивская, Невельская, Углегорская и другие.
В 1950 г. вылов сельди на южном Сахалине превысил 150 тыс. тонн, и жизнь в сотнях поселках и на рыболовецких станах по побережью острова кипела. Однако уже через несколько лет уловы резко пошли на спад.

Probatov

 Александр Николаевич Пробатов, директор Сахалинского филиала ТИНРО в 1947–1952 гг., видел основной фактор снижения численности сахалино-хоккайдской сельди в перелове неполовозрелых рыб. В своих научных статьях и газетных публикациях он жестко выступал против варварского использования запаса, аргументировано настаивал на запрете промысла молоди сельди в водах Сахалина и Хоккайдо. Однако руководство области остро нуждалось в бодрых рапортах в Москву о выполнении и перевыполнении планов по добыче рыбы, а доводы ученого о подрыве и истощении ее запасов им только мешали. Рассказывают, что на одном из совещаний первый секретарь Сахалинского обкома КПСС оборвал выступление А.Н. Пробатова, в котором тот предлагал запретить вылов молоди, резким окриком: "Сельдь – это кормилица народа. Вот и пусть кормит народ". Позже в передовой статье газеты «Правда», органе ЦК КПСС, А.Н. Пробатов был назван "лжеученым", "дезорганизатором" рыбной промышленности региона. Для него это был конец - в феврале 1952 г. он был освобожден от должности директора (от обвинения в шпионаже в пользу Японии и большего наказания его спас, возможно, Орден Ленина, которым он был награжден в 1951 г.).

Изгнанный с Сахалина, А.Н. Пробатов, "лжеученый" и "дезорганизатор", успешно продолжил научную работу в Калининграде, где и умер в 1972 г. Жизнь прошла, что сказать? Спасибо вам за урок, Александр Николаевич. В настоящее время имя А.Н. Пробатова носит научно-исследовательское судно СахНИРО. Вот только урок так и остался невыученным.

Понять и объяснить
В конце XIX – в первой половине XX века численность сахалино-хоккайдской сельди в водах Японии и Сахалина была высокой и относительно постоянной: ежегодные уловы, в зависимости от урожайности поколений, колебались от 0,6 до 1,0 миллиона тонн. В конце 50-х годов уловы уменьшились в сотни раз и сохраняются на уровне примерно нескольких тысяч тонн уже более 50 лет. Нерест сельди сегодня фиксируется лишь на отдельных участках прибрежья протяженностью в десятки метров – вместо сотен километров нерестилищ в прошлом.

Сокращение уловов сельди в южной части ареала сахалино-хоккайдского стада и некоторое увеличение в северной тогдашняя наука связывала с океанологическими факторами – пульсацией течения Куросио и его северо-западной ветви, Цусимского течения, хотя это и не объясняло всего многообразия фактов. Снижение численности этой популяции объясняли, в первую очередь, потеплением климата в северном полушарии – мол, южные, наиболее продуктивные местообитания становятся менее благоприятными. Но после окончания периодов потепления запасы сахалино-хоккайдской сельди не восстанавливались. Все поколения последующих циклов похолоданий были в одинаковой степени неурожайными. Следовательно, помимо изменчивости гидрологических условий, несомненно влияющих на урожайность поколений, действовали и некие более мощные факторы, определяющие колебания уловов.

Так, подъем уловов на южном Сахалине произошел, скорее всего, из-за интенсификации промысла в 20-х годах XX века в связи с притоком колонистов и с усилением хозяйственного освоения юга острова. Только на юго-западе Сахалина к 1945 г. было до 40 городов и поселков и 5 крупных целлюлозно-бумажных комбинатов. Отходы, в том числе и бытовые, сбрасывались в море на нерестилища сельди. Как следствие, они загрязнялись и сельдь переставала их использовать. Нерест сельди здесь в 1940–1950-е гг. (период высокой численности) был привязан преимущественно к району мыс Лопатина – мыс Слепиковского. Нерестилища в этот период отмечались в основном в пределах Холмского подводного ландшафта, в меньшей степени – в пределах Лопатинского и Шебунинского. В 1960–2000-е гг. нерест сельди наблюдался исключительно севернее мыса Слепиковского в пределах Чеховского подводного ландшафта и близких к нему по структуре дна районах. Уже с 1959 г. подходы нерестовой сельди на нерестилища южнее мыса Слепиковского полностью прекратились. С этого же года прекратились подходы нерестовой сельди в зал. Анива и к о. Кунашир

После изгнания А.Н. Пробатова с Сахалина продолжающуюся депрессию численности сельди все исследователи уже стали связывать с большим выловом ее молоди, особенно в водах Японии. Для сохранения остатков сельди в российской части ареала был запрещен ее лов на нерестилищах и вылов молоди, в том числе в зал. Анива и Терпения, значительно увеличен минимальный промысловый размер рыб. Однако эти односторонние меры СССР не дали никакого эффекта, так как лов молоди продолжался у берегов Японии. В последние два десятилетия XX века промысел сельди практически прекратился как у берегов Хоккайдо, так и Сахалина (в 1960–2000-е гг. среднегодовой вылов сельди у берегов юго-западного Сахалина составлял всего 3,0 тыс. тонн при 450–500 тыс. тонн в 30-е годы).

Практически вся мелководная прибрежная зона Южного Сахалина и Южных Курил является нерестилищем сахалино-хоккайдской сельди, состояние которого в последние 20 лет значительно улучшилось. Это произошло вследствие ряда объективных причин – закрытия ряда шахт и всех целлюлозно-бумажных комбинатов на побережье, сокращения многих мелких прибрежных поселков и общей численности населения, модернизации систем канализации и ввода в строй очистных сооружений. Сейчас с нерестилищами сахалино-хоккайдской сельди все в порядке, но вот перспектив восстановления ее стада нет. Оно потеряно, возможно уже навсегда. И ключевую роль в этом несомненно сыграл перелов, как с японской, так и с советской (российской) сторон. То есть, банальная жадность и неспособность понимать и учитывать в системе управления промыслом объективные закономерности формирования численности.

У горбуши еще есть шанс
Вернемся теперь к сахалино-курильской горбуше урожайной линии нечетных лет. Обвал ее численности в 2015 г. наука непременно будет связывать с изменением климато-океанологических условий (хотелось бы, правда, такого понимания до, а не после обвала. И по каким таким данным все это будет? Стандартные океанологические разрезы в Охотском и Японском морях СахНИРО давно выполняются лишь от случая к случаю, а с 2015 г. вместе с сырьевыми лабораториями в институте ликвидирована и лаборатория биологической океанографии). Пусть так, науке виднее. Мы лишь укажем на еще одну причину резкого снижения численности горбуши – это длительная и напряженная работа рыбных управленцев региона по ограничению заполнения ее нерестилищ по давно отжившему, архаичному принципу "нормы". По сути, это была работа, направленная на существенное недозаполнение нерестилищ, в результате которой запас рассматриваемого поколения сахалино-курильской горбуши, видимо, и был подорван. У горбуши, также как и у сахалино-хоккайдской сельди, сохранились обширные нерестилища высокого качества. С законодательным прекращением с 2016 года отечественного и иностранного дрифтерного лова лососей в экономзоне России, изъятие в открытых водах нагульной горбуше больше не грозит. И поэтому надежда на восстановление ее численности есть. Только вот кто будет управлять процессом восстановления? Не те ли "специалисты", что ее и погубили?

СПРАВКА
Тихоокеанская сельдь – типично стайная рыба живущая в толще воды и большую часть жизни проводящая в движении. Она рождается, живет и умирает в окружении себе подобных. Одиночная особь впадает в состояние стресса, перестает питаться и быстро погибает. Жизнь сельди – это последовательное перемещение от мест нагула и зимовки к местам нереста, подчас удаленным на значительные расстояния. Сахалино-хоккайдское стадо тихоокеанской сельди нерестится с марта по май в мелководной зоне, откладывая клейкую икру на прибрежном донном субстрате – подводных камнях, скалах, водорослях и донных растениях (особенно важными являются заросли травы зостеры).

Александр Шубин, ихтиолог

Статья опубликована 30.09.2015 на http://www.sakhalin.info/weekly/107038/