Газета "Рыбак Сахалина" № 5 от 6 февраля 2014 г., Ф. Н. РУХЛОВ: "Путина. Итоги. Окончание"

http://fishnews.ru/rubric/gazeta-ryibak-sahalina/7800 

Для определения путей миграции взрослых рыб целесообразно использовать навесные метки. Зарубежные исследователи уже применяют варианты навесных меток, осуществляющие в процессе миграции запись ряда параметров изменений условий внешней среды, через которую проходит рыба, в частности, глубина, температура воды и др. Правда, этот вариант дорог, но обычные навесные метки – вполне разумное решение проблемы.

ЗАКОНЧИЛАСЬ путина 2013 года. При прогнозе вылова горбуши около 82 тысяч тонн взяли более 188 тысяч. Но это в целом по области. Здесь была другая проблема – постоянно корректировать объем вылова в связи с неожиданно высокими подходами рыбы в ряде промысловых районов. Учитывая нервотрепку при оформлении разрешительных документов, такая ситуация нервирует всех участников путины. Особенно тяжело приходилось рыбацким коллективам в районах, где прогноз не был реализован из-за слабых подходов рыбы.

В целом на восточном Сахалине (включая залив Анива) улов оказался более чем в два раза выше прогнозной величины. Но если взять статистику вылова по четырем его участкам, по которым дается отдельный прогноз, то оказывается, что в заливе Анива выловили немногим более двух тысяч при прогнозе 2650 тонн. Ошибка составила минус 22%. На юго-востоке из 46800 тонн прогнозного вылова поймали немногим более 22 тысяч. Ошибка минус – 85%. Но зато в заливе Терпения улов оказался выше прогнозной величины более чем в десять (!) раз. В 3 раза выше прогноза выловили предприятия северо-восточного Сахалина. В 1,3 раза превысил прогнозную величину вылов горбуши на Южных Курилах. Рекорд был поставлен на северо-западном побережье острова. При прогнозе около 350 взяли 6800 тонн, то есть 19 раз больше. Но доля этого участка в общем вылове области составила 3,7%. Исследований здесь не проводится и цифра прогноза была скорее экспертной оценкой.

Ошибки в прогнозах встречаются довольно часто. Ошибочный прогноз доставляет много неприятностей как рыбакам, так и его авторам. Для рыбаков завышенные цифры ожидаемых подходов рыбы гарантируют большие убытки. При заниженных цифрах прогноза появляется обида за недополученную прибыль. Авторы же выслушивают всё, что о них думают рыбаки, а также руководство различных рангов и в том, и в другом случае. Но больше претензий – при снижении уловов по сравнению с обещанным. В этих случаях рыбаки поднимают шум даже при небольших ошибках.

Чаще всего неудачно складывалась ситуация в заливе Анива когда ряд предпринимателей оставались без рыбы. Но именно в эти годы прогноз оказывался самым точным по сравнению с другими районами промысла. В 2010 году улов был ниже прогноза на 42, в следующем – на 61, а в прошедшем – на 22 % ниже прогноза. В 2012 году взяли на 12% больше прогнозной величины. Тем не менее, в течение трех лет рыбаки выступали выступили с заявлениями, что рыбу, мигрирующую в залив, облавливают на юго-восточном Сахалине, и поэтому следует ввести ограничения промысла в этом районе. Если следовать такой логике, то в 2013 году недолов был и на юго-восточном Сахалине, и очень удобно объяснить это тем, что рыбу выловили в заливе Терпения, где улов оказался в десять раз выше прогноза. Или на северо-востоке. Там поймали в четыре раза больше ожидаемого.

Вопросы подобного рода требуют серьезных исследований. Источником ошибок в прогнозах могут быть недостаток или искаженная информация по отдельным этапам жизни рыбы. Например, по заполнению нерестилищ. Уже в течение продолжительного времени такая оценка дается при обходе (облете) нерестовых рек исследователями СахНИРО и ихтиологической службой рыбоохраны. В этой процедуре много субъективизма, особенно если работу выполняют разные люди. Площади нерестилищ рек, охваченных наблюдениями, составляют более 90%. Следующей отправной точкой для прогноза является учет покатной молоди. Эти работы охватывают незначительную часть нерестовых площадей. Например, в заливе Анива – около 16%, а на юго-восточном Сахалине – около 4%.Затем осуществляется экстраполяция результатов на всю площадь нерестилищ в рыбопромысловом районе, по который дается прогноз. Именно на основании его происходит подготовка к следующей путине.

К сожалению, не проводится контроль за ранним прибрежным периодом жизни молоди, и нет методик таких наблюдений. По мнению ряда исследователей, в этот период может гибнуть до 90% покатной молоди. Таким образом, почва, на которой строятся прогнозы (цифры захода производителей в реки и работы по учету покатной молоди), является весьма зыбкой. Субъективность таких оценок очевидна.

В век высоких технологий грешно пользоваться методиками прошлого века. Представляется возможным при учете зашедших на нерест производителей использовать беспилотники, осуществляя с них фото-видеосъемку нерестилищ. Это позволит получать объективные данные по их заполнению и обезопасит исполнителей от любых чрезвычайных ситуаций, поскольку их работа весьма опасна, а порой трагична. В интернете можно найти предлагаемую гидроакустическую систему контроля наполнения нерестилищ (СКНН), на которую, скорее всего, следует обратить внимание. В прошлом году на Камчатке испытывали комплекс NetCor, предназначенный для учета лососей. Считали покатную молодь нерки и учитывали заход ее производителей на нерестилища . Результаты испытаний дали положительный результат. Эти автоматические счетные сооружения позволят получать объективные данные для обоснования прогнозов. Кроме этого, проход рыбы на нерестилища будет свободным.

ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ целесообразным рассмотреть изменения интенсивности промысла горбуши (долю изъятия) в разные годы и на разных участках. В принципе, этот вопрос является важнейшим при организации и осуществлении промысла рыбы. Здесь сталкиваются противоположные интересы общества и природы. Со стороны человека – чем выше уловы, тем выше занятость населения, выше поступления налогов в бюджеты разных уровней, больше продуктов питания в торговых сетях, больше прибыль предпринимателям. Как только снижаются уловы, рыбаки начинают пугать власти проблемами снижения этих показателей. Причем интересно, что мало кто говорит о проблемах, к которым может привести недостаток производителей на нерестилищах. А ведь можно вылавливать столько рыбы, что через год рыбакам придется в прямом и переносном смысле сматывать удочки и искать другую работу. Примеров для этогодостаточно. Природа ко всем проблемам человека равнодушна. У нее свои законы. А согласно им, если не будут созданы условия для эффективного воспроизводства, она закроет эту проблему радикально. Так сколько же можно вылавливать горбуши и сколько нужно ее пропускать для целей естественного и искусственного воспроизводства?

По данным американских исследователей, приведенных для горбуши рек Аляски, возврат от одного зашедшего на нерест производителя составил 3,06 особей. Такой возврат, по их мнению, позволяет без ущерба для воспроизводства вылавливать 67% численности возвращающихся рыб. Примерно такие же цифры фигурируют и в исследованиях российских ученых. Относительно изъятия как оптимум предлагаются 50-60%. Относительно рыбы искусственного воспроизводства американцы допускают возможность вылова до 95% численности стада. Но они предупреждают, что в случае эксплуатации смешанных (заводских и естественных) популяций эта цифра неприемлема, поскольку может разрушить ее естественную составляющую. В США с 1924 года действует закон, обязывающий пропускать на естественный нерест не менее 50 % подошедшей рыбы.

Как же обстоят дела на Сахалине. Предлагаю ознакомиться с цифрамипромыслового изъятия на примерах двух районов промысла. На юго-восточном побережье время наблюдений охватывает период с 1971 до 2010 , в заливе Анива – с 1977 до 2009 года. Средняя величина промыслового изъятия в первом случае составила 79% при изменениях от16 до 92%. Во втором случае цифры изменялись от 3 до 92%. Ученые СахНИРО подсчитали, что для обеспечения нормальных условий воспроизводства на нерест следует пропускать порядка 3,5 миллионов рыб в реки каждого из этих промысловых районов. Это немногим более 4-х тысяч тонн для одного и столько же для другого.

За рассматриваемый период на юго-восточном Сахалине из 40 лет наблюдений в 17 случаях на нерестилищах была нехватка производителей. В первые 30 лет в семи случаях из восьми недостаток рыбы объясняется ее неурожаем (только в одном случае, в 1993 году, рыбу элементарно не пропустили, хотя улов позволял выделить для рек необходимое число рыб). Но за последние 10 лет ситуация резко изменилась. Цифры удручают. За период с 2001 по 2010 год ни разу на нерестилищах не оказывалось достаточного количество производителей. Причем только в 2002 году это можно объяснить неурожаем горбуши. В остальных случаях рыбу просто не пропустили. А среднегодовой улов в это время составлял более 23 тысяч тонн.

В заливе Анива недостаток производителей на нерестилищах за 33 года наблюдений отмечался в 22-х (!)случаях. Это был практически хронический дефицит в течение всего периода наблюдений.

ПОКА НЕ существует методов управления прибрежным промыслом, позволяющих пропускать в конкретную реку оптимальное число рыб для естественного воспроизводства. Даже рыба в бассейне одной реки может очень неравномерно распределиться по нерестилищам. В публикациях приводились случаи, когда отдельные нерестилища были переполнены рыбой при ее недостатке в целом по водоему. В чем же причины столь странного ее поведения?

Самая загадочная из лососей – горбуша. Так определяет этот вид доктор биологических наук Владимир Карпенко (КамчатНИРО). В своей статье он описывает ситуации, подтверждающие недостаточную изученность биологии горбуши. Например, отмечались случаи, когда рыба попадает в крайне неблагоприятные условия, которые должны были бы привести к вымиранию или длительному отсутствию рыбы в водоеме. На Камчатке наблюдались ситуации, когда в результате штормов замывались устья небольших рек и в течение года, двух и более лет закрывался доступ рыбы на нерестилища. Но как только проход восстанавливался, горбуша появлялась в реке. Автор также отмечал, что производители, наткнувшись на препятствие, не покидают это место в поисках другого водоема, но продолжают настойчивые попытки пройти. Не дождавшись, они нерестятся в море. Это, в принципе, возможно на выходе фильтрующейся через грунт пресной воды. Мне приходилось наблюдать такую картину на речках острова Кунашир, При этом никаких препятствий к заходу рыбы в реку не было. Об аналогичной ситуации говорил в 2007 году в своем интервью президент ассоциации рыбопромышленников Сахалина Владимир Горшечников. Тогда был отмечен нерест горбуши в море в районе реки Поронай. Правда это было расценено как результат подхода на нерест слишком большого числа рыб и как предвестие возможной экологической катастрофы.

В настоящее время стоит вопрос о такой организации промысла, которая бы позволила сохранять достигнутый уровень состояния запасов. Конечно, колебания численности горбуши разных поколений останутся, но забота о создании оптимальных условий нереста должна быть приоритетной.

Настораживает тот факт, что в последние 10 лет при больших уловах и целом ряде принятых вроде бы в интересах воспроизводства горбуши управленческих решений нерестилища остаются не заполненными рыбой. Проход производителей для нереста в объемах, предлагаемых наукой в годы высокой численности, должен обеспечиваться безусловно. Тем более что эти цифры весьма скромные. Ведь совершенно неизвестно,какая часть прошедшей на нерест рыбы отложит икру. В годы низкой численности целесообразно разработать систему ведения промысла в особом режиме. Без охраны мест воспроизводства, как показывает практика, даже полный запрет промысла не приводит к ожидаемым результатам. Об этом можно судить по горбуше япономорского стада.

В последние годы многие исследователи на Дальнем Востоке предрекают снижение численности лососей. Но оно определяется не только глобальными изменениями. Локальные факторы, в том числе антропогенные, могут ускорить или замедлить негативное развитие событий. Поэтому внимательное отношение к обеспечению оптимальных условий воспроизводства лососей со стороны промышленников и принятие верных управленческих решений со стороны руководящих органов могли бы содействовать стабильному состоянию запасов горбуши в будущем. Здесь следует иметь в виду, что локальные факторы не могут иметь решающего значения. Скорее всего, существенныеколебания численности рыб будут иметь место, и нет гарантий, что возможно сохранить высокий уровень уловов в течение длительного периода. К этому следует быть готовым.

В лососевом хозяйстве часто пользуются таким термином, как урожайные, неурожайные поколения рыб. Урожай – старинное русское слово, пришедшее из сельскохозяйственной практики. И хотя в обоих случаях эти слова имеют одинаковый смысл, существуют большие различия по их сути.

Чтобы получать высокий урожай, крестьянин сначала готовит почву для посевов, в оптимальные сроки осуществляет этот посев, по мере своих сил предохраняет молодую поросль от заморозков, паводков, засухи, града и других капризов природы. И хотя это далеко не всегда получается, он самоотверженно предпринимает все возможные действия. Эти заботы – заботы сеятеля. Последнее слово давно стало символическим. На заключительном этапе забота об урожае ложится на плечи жнеца.

В лососевом хозяйстве должны быть подобные этапы работы. Сейчас у нас работают преимущественно жнецы. А нерестилища нуждаются в рыбе. В таких ситуациях хочется кричать: «Сеятели! Ау-у-у!! Где же вы?».

Ф. Н. РУХЛОВ, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник