Газета "Советский Сахалин" от 10.04.2012 г., В.Смирнов: "Опасность не в докладах, а в отсутствии открытого обсуждения проблем"

В номере «Советского Сахалина» за 13 марта была опубликована статья «Укрощение инакомыслящих». В ней рассказывалось, как руководителя ассоциации рыбопромышленников Смирныховского района Владимира Смирнова вывели из состава Сахалинского рыбхозсовета. Вывели, как записано в протоколе, «за неоднократные публичные выступления... против... искусственного воспроизводства... лососей, формирование негативного общественного... мнения о принятых в регионе принципах организации промысла». Проще говоря, предпринимателя отчислили за стремление иметь свою точку зрения. В публикации также отмечалось, что вопрос о будущем сахалинского лосося не должен быть вопросом только рыбацкого сообщества, он не может считаться раз и навсегда решенным.

Резонно было ожидать, что тема получит продолжение. Так и случилось. Однако главная рыбацкая газета области вместо разговора о проблемах устроила по сути обсуждение персонального дела Владимира Смирнова: публикация вышла под весьма красноречивым заголовком «Отторжение» («Рыбак Сахалина», № 11 за 22 – 28 марта).

Разумеется, каждый имеет право на свой лад комментировать происходящее, но при этом важно опираться на реальные факты и не заниматься домыслами. А для этого, на наш взгляд, лучше всего обратиться к первоисточнику. Сегодня руководитель ассоциации рыбопромышленников Смирныховского района В. Смирнов сам расскажет читателям «Советского Сахалина» и о существе конфликта, возникшего в рыбацкой среде, и о своем отношении к искусственному воспроизводству лососей.

Поводом для оргмер в отношении меня стали мои выступления с докладами в Токио на международной конференции по приглашению Всемирного фонда дикой природы и во Владивостоке – на конференции рыбаков Дальнего Востока. После этого меня и исключили из состава областного рыбохозяйственного совета. «Рыбак Сахалина» весьма своеобразно интерпретирует фрагменты моих выступлений, подводя доверчивого читателя к мысли о вредности подобных несанкционированных дебатов для сахалинских лососевых ресурсов и сахалинского рыбного экспорта.

Все дело в том, что в моих докладах прозвучала точка зрения, которая отличается от официального доклада, одобренного правительством Сахалинской области.

Да, я считаю, что нужно уделять больше внимания сохранению условий для естественного воспроизводства лососей. Официальная же точка зрения заключается в том, что упор следует делать на искусственное воспроизводство лососевых, увеличивая количество рыбоводных заводов. Уверен, если мы не изменим отношение к естественному воспроизводству в наших реках, то никакими рыбоводными заводами нам не удастся сохранить запасы лососевых нашей области. Именно такое нетрадиционное для управленцев нашего рыбопромышленного комплекса видение проблемы стало камнем преткновения.

Но давайте обо всем по порядку. В декабре прошлого года я приехал на конференцию в Токио. К слову, приехал за свой счет. Я часто принимаю участие в подобных мероприятиях и всем советую это делать. До этого побывал в Бостоне, Брюсселе, Ванкувере, Владивостоке, Портленде, Сеуле, и вот теперь Токио. На таких площадках в общениях с рыбаками, переработчиками, управленцами и экологами разных стран получаешь новые знания, новое видение, казалось бы, привычных вещей. Да и не стыдно зарубежным коллегам рассказывать о наших промыслах, которые в последние годы технически и организационно кое в чем претерпели изменения и сегодня имеют свои преимущества.

В Токио я говорил о том, какой большой потенциал естественного воспроизводства имеет наш Смирныховский район: 11 нерестовых рек по восточному побережью Сахалина, которые полноценно заполняются диким лососем. Объяснил, почему наши промыслы ставными неводами более соответствуют принципам неистощительного рыболовства в отличие от активных орудий промысла, применяемых в США. Затронул проблему браконьерства на реках и рассказал, как нам удалось добиться хороших результатов в борьбе с этим явлением. Для повышения эффективности мер охраны мы выполнили два условия – объединили усилия рыбопромышленного бизнеса и федеральных силовых структур, а при трудоустройстве на промысел целенаправленно отдаем предпочтение местным жителям. Тем самым обеспечиваем их полезной занятостью и гарантированным заработком. И что не менее важно – воспитываем уважение к лососю как к уникальному природному дару.

Разве это плохо? О том, что у нас существует браконьерство на реках, знает весь мир, но вот то, что наши добывающие компании совместно с силовыми ведомствами могут успешно противостоят браконьерству, для многих стран достойная инновация.

В своем докладе я также обозначил основную опасность наших лососевых промыслов, которая скрывается в создании участков для промышленного рыболовства на нерестовых реках. В нашем районе создан один такой промучасток на реке Мелкой. Прошлый год подтвердил опасения – река из-за бесконтрольного изъятия лосося заполнилась производителями неполноценно. Ассоциация рыбопромышленников Смирныховского района, которую я возглавляю, надеется, что люди, управляющие отраслью, сделают выводы и практика промысла в реке будет прекращена в ближайшее время.

Мне было неприятно говорить о промышленном промысле в наших уникальных нерестовых реках, поскольку происходящее чести нам не делает. Считаю, такой промысел является реальной угрозой нашим запасам лососевых. Пока еще не поздно, нужно прекратить калечить наши драгоценные источники лососевого богатства. Ради этого нужно подымать эту наболевшую тему на любой площадке и на любом уровне.

Далее я рассказал о том, что российские рыбаки в последнее время получили налоговые преференции. И это сразу отразилось на улучшении условий труда, на техническом оснащении и применении современных технологий, которые обеспечивают высокое качество сырья с момента вылова до прилавка. Наши промыслы лососевых ставными неводами сейчас проходят сертификацию MSC (международная оценка устойчивых промыслов). И они, я уверен, получат эту сертификацию. Поскольку полностью соответствуют самым высоким требованиям устойчивого рыболовства. Главное – у нас для этого есть ресурс лососевых естественного воспроизводства, и мы относимся к нему ответственно.

Но «Рыбак Сахалина» исказил основные положения моих докладов. Тем самым ввел читателя в заблуждение. Интерпретировал мои выступления таким образом, что произошла подмена понятий. Якобы я назвал опасной тенденцией браконьерство. Хотя на самом деле опасной тенденцией я назвал именно создание промышленных участков на реках. Более того, я лично передал в редакцию «Рыбака Сахалина» слайды, сопровождавшие мой доклад в Токио, и на одном из них красным по белому написано «Основная опасность – промышленный промысел в реках». Для чего надо было искажать эту ключевую проблему, обозначенную в моем выступлении, остается только гадать.

С аналогичными тезисами, но поданными под более острым углом, я выступил на конференции во Владивостоке в январе 2012 года. Только заменил слайд сертификации MSC на слайд о негативном влиянии рыбоводных заводов на естественное воспроизводство. На этом форуме собрались дальневосточные рыбаки, ученые, представители федерального агентства по рыболовству. В качестве примера я использовал удручающий результат деятельности Калининского рыбоводного завода в Холмском районе. Река там имеет одно предназначение – обеспечить рыбоводный завод водой. Деятельность завода исключила в ней всякое естественное воспроизводство. В своем выступлении я указал на эту ситуацию, чтобы не допустить подобных ошибок на других нерестовых водоемах. Предложил провести независимые научные исследования и выработать единый регламент для рыбоводных заводов, который позволит максимально исключить их негативное влияние на естественное воспроизводство лососевых на реках, где они расположены.

Эта часть доклада в «Рыбаке Сахалина» вывернута наизнанку. А мои комментарии, согласованные с компетентными специалистами рыбоводства, преподнесены как вымышленные фантазии.

Во Владивосток я решил поехать после того, как ознакомился с докладом исполнительного директора ООО «Холдинговая компания «Тунайча» А. Коваленко, с которым тот готовился выступить на конференции. Данный докладчик был одобрен рыбохозяйственным советом области, но сам доклад члены совета не видели.

Когда я получил текст выступления А. Коваленко (за пять дней до конференции) по рассылке из ассоциации рыбопромышленников Сахалина (АРС), сразу коротко ответил: доклад опасный. Предполагал, что мы обсудим этот текст хотя бы в ассоциации, но этого не произошло. Тогда я принял решение ехать во Владивосток. Причем действовал предельно открыто: разослал текст и слайды своего будущего выступления во все органы, причастные к управлению областной рыбной отраслью, а также А. Коваленко и президенту АРСа А. Попову.

Доклад А. Коваленко вводил в заблуждение участников конференции уже своим названием – «Рыбоводство – основа рыбохозяйственного комплекса». По смыслу его выступления, весь объем добычи лососевых в области – заслуга исключительно рыбоводных заводов и пора уже либо государству, либо рыбакам за эти труды платить. А для наращивания объемов добычи необходимо увеличивать количество рыбоводных заводов.

Когда я слышу подобное, всегда удивляюсь, насколько мы недооцениваем уникальную способность наших рек воспроизводить лосося. Мы не помогаем рекам, а всячески им мешаем. Мы думаем, как увеличить количество рыбоводных заводов, как перекрыть реки и черпать рыбу, обосновывая эти желания выдуманными нормами заполнения реки, тем самым снижаем воспроизводство в этих реках. А тут еще и браконьерство, которое сторонники рыбоводных заводов приводят как аргумент в пользу строительства новых аналогичных предприятий. А может, пора уже «включить мозги» и подумать, что мы можем сделать для сохранения и увеличения наших лососевых запасов, приняв за аксиому неприкосновенность нерестовых рек для промышленного рыболовства.

Да, у нас есть проблема браконьерства, и над ней нужно всем работать. У нас в Смирныховском районе не все гладко по этой части, но все же имеется и положительный опыт. Началось все с того, что наша ассоциация получила грант от Сахалинской лососевой инициативы (деньги «Сахалинской энергии») на охрану рек в сумме 1,5 млн. рублей. По условиям гранта столько же должны были вложить и наши предприятия, что и было сделано. Сегодня, правда, эта программа уже не работает, но результат она дала очень хороший. Почему бы не возобновить программу, но уже от лица областного правительства? Выдавать гранты на ассоциации районов с условием их паритетного участия и, естественно, при обязательной отчетности. Эти деньги будут работать с максимальной эффективностью, поскольку власть и бизнес направят свои усилия в одну цель – на защиту рек. Этим мы добьемся максимального общественного контроля, что очень важно. Сегодня у нас «вырезают» реку, и мы говорим: вот, нужно ставить рыбоводный завод. А нужно просто защитить реку, и она даст в разы больше устойчивой молоди, чем любой завод.

На конференции я выступил после А. Коваленко. Профессиональная аудитория не задала мне ни одного вопроса, поскольку, как я полагаю, доводы были убедительные. В этой ситуации председательствующий на конференции заместитель руководителя федерального агентства по рыболовству В. Соколов сказал, что доклад А. Коваленко не может быть выдвинут на Всероссийский съезд рыбаков. Посоветовал сначала разобраться на Сахалине. И как же у нас разобрались?

По возвращении из Владивостока я узнал, что координационный совет потребовал моего исключения из состава Сахалинского рыбохозяйственного совета области. Накануне заседания, на котором обсуждался мой вопрос, я предлагал во избежание предвзятости дать мне возможность вживую представить членам рыбохозяйственного совета свой «владивостокский» доклад. Готов был ответить на любые вопросы по теме, но получил категорический отказ. Членам совета не дали даже тезисов моих докладов.

Нужно сказать, что в состав координационного совета входят всего три человека: президент ассоциации рыбопромышленников Сахалина А. Попов, председатель ассоциации лососевых рыбоводных заводов Б. Кулиш и председатель правления ассоциации «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области» А. Сенько. Вопрос о моем исключении в ассоциации рыбопромышленников Сахалина, куда я вхожу как представитель компании «Плавник», не обсуждался. Разве не странно, что решения по такому вопросу принимают всего три человека?

Следует пояснить, что сам координационный совет возник стихийно в 2009 году, когда возникла угроза для всех сахалинских рыбаков лишиться своих рыбопромысловых участков. Первоначально в совет входили руководители всех районных ассоциаций и руководители рыбоперерабатывающих предприятий. Он стал хорошей площадкой по выработке совместных действий по защите профессиональных интересов, гражданских и юридических прав. Рыбаки и рыбоводы могли здесь обсудить любой важный вопрос и принять толковое решение.

В январе 2011 года произошли изменения. На собрании АРСа А. Попов предложил реорганизовать координационный совет, ограничив его состав представителями всего трех вышеупомянутых ассоциаций. Меня насторожило, что мы теряем такую площадку. Я спросил: в чем суть такой реорганизации? Руководитель ассоциации А. Попов ответил, что совет из трех человек будет мобильнее прежнего. Кроме того, он заверил, что всегда будет отстаивать позицию АРСа и если мнения разойдутся, то он как президент АРСа документы подписывать не будет. Проголосовали единогласно. Вторым вопросом на том же собрании обсуждали создание рыбопромысловых участков на реках. Из десяти присутствовавших девять человек проголосовали против (в том числе А. Попов), один воздержался.

Но спустя две недели А. Попов от имени АРСа подписал письмо координационного совета в поддержку создания рыбопромысловых участков на реках. Это письмо послужило основанием для принятия решения правительством области о создании тридцати таких рыбопромысловых участков.

Как можно с таким пренебрежением относиться к доверию коллег? По этой причине ассоциация рыбопромышленников Анивского залива (это самая крупная районная ассоциация рыбаков Сахалина) вышла из состава АРСа. Не состоят уже в АРСе и ассоциации Смирныховского, Долинского, Поронайского районов. После предложения координационного совета исключить меня из областного рыбохозяйственного совета покинула АРС и ассоциация рыбопромышленников Невельского района.

Вот такой мы имеем на сегодня координационный совет, которому так не понравились мои доклады в Токио и Владивостоке и который теперь по своему усмотрению отражает «общее» мнение сахалинских рыбаков.

По сути, ассоциация рыбопромышленников Сахалина перестала быть независимой организацией, которая деятельно способствует решению насущных региональных рыбацких проблем и отстаивает общие интересы нашего сообщества. Вместо этого уже так называемая профессиональная ассоциация комфортно встроилась в вертикаль власти. Похоже, затем, чтобы лоббировать узковедомственные и частные интересы определенной группы компаний. На мой взгляд, это роковая ошибка для любой общественной организации.

Считаю, рыбацкому сообществу пришло время подумать о создании новой областной организации рыбаков. Такой организации, которая будет руководствоваться принципами коллективной целесообразности и коллективной социальной ответственности. У нас еще много вопросов, которые требуют пристального изучения и скрупулезного профессионального обсуждения. В частности, мы должны активно участвовать в разработке таких правил добычи биоресурсов, которые позволят сахалинцам понимать, что это прежде всего их природный ресурс и что эксплуатируется, рационально, с приоритетом сохранности и увеличения рыбных запасов.

В. Смирнов