Результаты ознакомительной поездки комиссии представителей Сахалинской областной Думы и общественности по лесосекам рубок главного пользования

Поездка состоялась 03-05 февраля 2004 г.

Цель поездки

Ознакомление с работой лесозаготовительных предприятий района, с комплексом экологических, экономических и социальных проблем лесопользования в Сахалинской области.

Были осмотрены: деляны ПБОЮЛ «Бойчук» в Смирныховском лесхозе, деляны предприятия «Сахалин-Фукай» в Александровском лесхозе.

Члены комиссии:

Болотников А.А., депутат Сахалинской областной Думы по избирательному округу №8; Гасанова М.М., консультант Постоянной комиссии по экологии и природопользованию Сахалинской областной Думы;

Зарчиков А.И. и Меженная Е.А., представители общественной организации «Экологическая вахта Сахалина».

В работе комиссии также принимали участие:

Березюк А.Т., инспектор Смирныховской инспекции рыбоохраны по санитарно-экологическому контролю и представители Александровского лесхоза.

Для ознакомления с ситуацией в лесном секторе на Центральном Сахалине и разработки определенных мер по ее улучшению областной Думой была организована поездка в Смирныховский и Александровский районы с привлечением общественности. Особое внимание в ходе поездки уделялось вопросу обеспечения населения дровами, потому что и жители этих районов и администрации неоднократно жаловались на их нехватку, хотя лесозаготовки ведутся в обоих районах. Также были осмотрены деляны, разрабатываемые китайской фирмой «Сахалин-Фукай», интерес к которым вызван самим фактом их появления в рядах лесозаготовительных компаний на Сахалине, а также принципами, по которым вообще идет распределение лесосечного фонда в области.

Осмотр мест проведения рубок

03 февраля были осмотрены две деляны ПБОЮЛ «Бойчук» в Онорском лесничестве Смирныховского лесхоза в верховьях р. Вальза. Рубка ведется в бассейнах ручья Глухого и руч. Сона, впадающих в нерестовую реку Вальза (кварталы 29, 51). Деляна в бассейне руч. Глухого, по словам находившихся на погрузочной площадке рабочих, уже закончена, хотя на площадке лежали несколько штабелей деловой древесины 1 и 3 сорта. Осмотр этой деляны произвел угнетающее впечатление. Проведенная рубка по сути является приисковой, когда из леса целенаправленно выбирается только самое ценное (в данном случае наиболее дорогое на экспортном рынке – т.е. экспортный пиловочник 1-2 сорта), а остальное бросается тут же. Следует отметить, что приисковые рубки действующими в современном лесном хозяйстве правилами запрещены. Среди брошенного на делянах и сдвинутого в кучи на площадках не только порубочные остатки и вершинник, но и древесина 3-го сорта ели и пихты, а порой даже оставлены первосортные деревья пихты. На деляне встречаются участки, не пройденные рубкой совсем, что также является нарушением правил проведения лесосечных работ. Все это вместе с брошенными порубочными остатками снижает продуктивность насаждений, ухудшает санитарное состояние и увеличивает пожарную опасность. Местами рубка проведена с применением запрещенной косогорно-террасной технологии с устройством подрезных волоков на крутых склонах, что вызывает эрозию и развитие оползневых процессов.

Кроме того, были обнаружены переезды через ручьи, не оборудованные мостовыми переходами, а просто заваленные бревнами и засыпанные утрамбованным снегом, что не соответствует принятым нормам охраны водоемов от загрязнения и тем более недопустимо на нерестовых водоемах. Подобные нарушения были отмечены и на погрузочных площадках в бассейне руч. Сона, где площадка находилась в пределах водоохраной зоны ручья, а при ее подготовке вся растительность вместе с грунтом были сдвинуты в берегозащитную полосу, не обустроен переезд, а русло ручья захламлено порубочными остатками и грунтом.

Смирныховский лесхоз, проводивший проверку на этих же делянах перед нашим приездом, в своем предписании указывает на большинство отмеченных нами нарушений: избирательная вырубка только первосортных стволов ели (т.е., приисковые рубки), оставление на месте рубки сваленных деревьев пихты и даже мелких деревьев ели, уничтожение не подлежащих рубке деревьев при движении бульдозеров, захламление делян вывороченным бульдозером сухостоем, сброс бульдозером в отвалы крупной деловой древесины, плохая отчистка мест рубок, не оборудованные переезды через водотоки, несанкционированное размещение погрузочных площадок.

По результатам проверок деятельности ПБОЮЛ «Бойчук» можно смело говорить, что на всех осмотренных делянах нарушены «Правила рубок главного пользования в лесах Дальнего Востока» (п.6), «Санитарные правила в лесах РФ» (п.70), Постановление № 1404 «Об утверждении Положения о водоохранных зонах водных объектов и их прибрежных защитных полосах» (п.6,7), «Правила отпуска древесины на корню» (п.28, 72).

04 февраля была обследована деляна в 383 квартале Хоэнского лесничества Александровского лесхоза, разрабатываемая китайской фирмой «Сахалин-Фукай» на правах аренды участков лесного фонда. Разработка осмотренной деляны только началась, но уже наблюдаются оставленные на корню усыхающие и малоценные деревья, а вырублены лишь крупномерные стволы наиболее качественной древесины. На лесосеке работают только китайские рабочие. Лес распиливается на небольшой лесопилке в п. Хоэ и отправляется в Китай. Персонал лесопилки также полностью китайский. Необходимо отметить, что лесосечный фонд, выделенный китайским лесорубам, высокого качества и расположен на очень пологом рельефе, что вообще огромная редкость для современных лесозаготовок на Сахалине и придает таким лесным ресурсам очень высокую коммерческую ценность. Проверенная деляна находится всего в трех км от поселка Хоэ, насаждения, отведенные в рубку, высокопродуктивные, состоят преимущественно из наиболее коммерчески ценной породы – ели аянской с высоким выходом экспортного пиловочника. Все это вызывает закономерный вопрос – почему наиболее ценные участки лесного фонда, с наиболее выгодными условиями освоения выделены иностранному лесозаготовителю, использующему труд исключительно иностранных граждан и всю срубленную древесину поставляющему в свою страну?

У комиссии вызвал обеспокоенность сам факт появления в сахалинском лесном секторе иностранных лесозаготовителей, в то время как среди местного населения северных и центральных районов острова растет безработица и развивается системный кризис именно в лесной отрасли. Кроме того, в настоящее время компания «Сахалин-Фукай» работает с грубейшим нарушением природоохранительного законодательства – у предприятия нет положительного заключения государственной экологической экспертизы. Имеются ли проектные материалы на арендуемые участки лесного фонда, которые и должны проходить экспертизу, комиссии выяснить не удалось. Между тем, договор аренды с «Сахалин-Фукай» был заключен еще в 2002 г. Соответственно, год, отпущенный действующими нормами на разработку проектных материалов (планов рубок и проектов организации рубок главного пользования и ведения лесного хозяйства) и утверждение их в установленном порядке, давно истек.

Обзор современного состояния дел в лесном секторе экономики области

В общем, сложившаяся в последние годы в лесной отрасли тревожная ситуация все более усугубляется. Лесной фонд области сильно истощен рубками и катастрофическими пожарами. Несмотря на все усилия по лесовосстановлению, полноценного восполнения лесных ресурсов не происходит. Расчетная лесосека, как и объемы заготовки древесины по области продолжают снижаться. За весь 2003 г. по области заготовлено всего 510 тыс. кубометров древесины по главному пользованию. На сегодняшний день сохраняется ситуация, когда деловой, промышленный лес остается преимущественно в удаленных, труднодоступных районах. Заготовка и вывоз древесины в таких местах экономически малоэффективны из-за огромных накладных расходов. Высокая стоимость транспортировки, значительная удаленность лесосек приводят к тому, что от половины до двух третей срубленной древесины бросается на лесосеке (в том числе 100% дровяной).

Основной парк лесозаготовительной техники в отрасли на сегодня устарел морально и физически. Попытка использовать валочно-пакетирующие комплексы скандинавской технологии «Тимберджек», приобретенные за счет средств Внебюджетного валютного фонда несколько лет назад, в целом закончилась неудачей. Вертолетная трелевка древесины по ряду причин также себя не оправдала.

Вместе с тем, в области наблюдается существенный рост мощностей по переработке древесины – преимущественно, небольших предприятий по лесопилению. Главной причиной стало изменение конъюнктуры зарубежных рынков – снижение цен на пиловочник (круглый необработанный лес) при одновременном повышении цен на пиломатериал и расширение возможностей для его сбыта. Однако при этом зачастую предприятия-владельцы лесопилок не имеют собственной лесосырьевой базы, обеспечивающей лесопиление, и вынуждены работать на покупном сырье. Продолжающееся сокращение доступной лесосырьевой базы (т.е. той, которая может быть передана в пользование с соблюдением существующих норм и правил) и официальных объемов заготовки древесины при одновременном росте количества лесопилок в лесных поселках сопровождается, соответственно, ростом объемов браконьерских рубок. При этом, основная часть нелегальной древесины вырубается в лесах, расположенных вдоль дорог, а также имеющих особое экологическое значение – в водоохранных зонах и вблизи населенных пунктов. Эта опасная тенденция усиливается за счет местного населения, вырубающего на дрова леса также вокруг поселков и вблизи дорог. Лесная охрана не способна противостоять такому развитию событий, поскольку страдает от хронического недофинансирования, недооснащенности в кадровом и техническом отношении. Кроме того, во многих лесхозах значительная часть штатного состава занята на заготовке коммерчески ценной древесины по промежуточному пользованию под видом рубок ухода. Целью таких рубок обычно является зарабатывание средств на тушение пожаров и проведение посадок лесных культур. При этом лесная охрана полностью отвлекается от остальных своих не менее важных функций.

Снабжение населения дровами на протяжении ряда последних лет стоит в первом ряду социально-экономических проблем лесных поселков. И ситуация продолжает усугубляться. По ряду описанных выше причин практически все предприятия вывозят лес в сортиментах, нижние склады, бывшие когда-то постоянным источником дров для местных жителей, практически прекратили свое существование. Вывозить дровяную древесину с делян в поселки практически повсеместно крайне невыгодно при существующей ситуации с крайне низкой платежеспособностью населения и при отсутствии какой-либо дотационной поддержки предприятий. Отсутствие дров в лесных районах с действующими лесозаготовками вызывает большое недовольство и озабоченность местного населения.

В экологическом плане ситуация также крайне тревожная. Все существующие сегодня лесозаготовки в значительной степени экологически неэффективны и губительны для природы. Оставшиеся участки делового леса расположены в верховьях нерестовых рек, по большей части на крутых склонах, и их вырубка связана с огромным негативным воздействием на остающийся лес, на нерестовые реки и почву, а также создает предпосылки для долгосрочного ухудшения состояния экосистемы. Вместе со своей экспортной ценностью, сохранившиеся в отдаленных труднодоступных участках леса имеют важнейшую экосистемную значимость: водоохранные, почвозащитные, берегоукрепляющие, климаторегулирующие функции. Заготовка на таких участках приводит к непоправимым губительным последствиям, причем не только для леса, но и для рек, от состояния которых напрямую зависит и производительность лососевого стада острова. Погрузочные площадки, организованные в непосредственной близости от русел рек, отсутствие мостов через реки и ручьи, подрезные волока на крутых склонах сопок, значительные по площади повреждения почвенного слоя, перемещение больших масс грунта бульдозерами – все это приводит к заиливанию русел, гибели нерестилищ, ухудшению выживаемости малька при скате в море. Возникают так называемых «реки-паразиты», когда в реку на нерест рыбы заходит больше, чем воспроизводится из-за плохого состояния нерестилищ. После вырубки деревьев на крутых склонах весенними паводками происходит вымывание плодородного слоя, оползни. Восстановление леса затрудняется, а отсутствие леса по берегам приводит к снижению полноводности рек, повышению температуры воды, резким паводкам и полному нарушению гидрологического режима. Оставление на делянах больных деревьев, что стало повсеместной практикой, а также подрезание корневой системы остающихся деревьев (недорубов) и захламление лесосек порубочными остатками ведет к ухудшению санитарного состояния не только пройденных рубкой лесов, но и соседних древостоев, а также увеличивает пожарную опасность и без того хрупких и ослабленных лесов. Следующие за рубками пожары приводят к коренной смене растительных формаций с продуктивных, промышленно ценных елово-пихтовых лесов (обладающих к тому же высокими водоохранными свойствами) на малоценные мягколиственные породы с крайне низкими запасами на га, а зачастую и редины, бамбучники и пустыри.

Предложения о мерах по улучшению ситуации

С каждым годом социальное значение леса выходит на первый план в жизни области по сравнению с экономическим. Большинство поселков и городов центральной части Сахалина изначально строились как составная часть инфраструктуры лесопромышленного комплекса. Сегодня падение объемов заготовок и низкая рентабельность лесной отрасли привели к тому, что жители этих населенных пунктов остались без работы и без перспектив, а вопрос их будущего не решается и даже не поднимается ни на федеральном, ни на областном уровне. При этом в Сахалинской области отсутствует какая-либо программа развития или вывода из кризиса лесной отрасли. Государственная политика развития лесопромышленного комплекса в стране в целом продолжает делать упор на наращивание темпов и объемов лесозаготовок, доосвоении расчетной лесосеки, введение новых мощностей лесопереработки на базе расчетной лесосеки. По Сахалинской области расчетная лесосека (допустимый к вырубке объем древесины по области в год) составляет около 3435,8 тыс. кубометров. Но сегодня практика показывает, что уже сейчас, при освоении расчетной лесосеки менее чем на 20%, налицо серьезный фактический недостаток лесных ресурсов, жесткая конкуренция за них среди лесопользователей. Однако, на государственном уровне не признается, что ситуацию с наличием лесных ресурсов на Сахалине необходимо самым тщательным образом пересматривать, как и то, что на Сахалине необходимо пересматривать подход к лесу в целом и задуматься о судьбе лесных поселков и проживающих в них людях. Необходимо разработать долгосрочную программу вывода из кризиса и развития всего лесопромышленного комплекса области в целом, с обязательным учетом социального фактора и реальной ситуации с обеспеченностью лесной отрасли ресурсами древесины, а также с учетом особого экологического значения сахалинских лесов. При этом необходимо признать на областном уровне экономическую убыточность и неэффективность лесопромышленного комплекса области в его сегодняшнем состоянии, и вместе с тем его огромную социальную значимость.

Конкретный перечень мер, предлагаемых для улучшения ситуации в лесопромышленном комплексе Сахалинской области:

1. Необходимо ввести жесткий контроль за выдачей лицензий лесозаготовительным предприятиям. Отдавать предпочтение при выдаче лицензий и распределении лесосырьевой базы наиболее крупным лесозаготовителям, хорошо зарекомендовавшим себя на рынке, строго соблюдающим природоохранное законодательство, с максимальной эффективностью использующих лесные ресурсы, участвующих в тушении пожаров и лесопосадках, способных развивать глубокую переработку и поддерживать социальную инфраструктуру. Все эти требования должны быть закреплены законодательно на уровне области.

2. Разработка программы реструктуризации лесопромышленного комплекса, предусматривающей адресную дотационную помощь лесным поселкам, не имеющим дальнейших перспектив выживания из-за отсутствия или коммерческой недоступности сохранившихся лесных ресурсов. Эта помощь должна направляться либо на переселение людей, либо на создание новых рабочих мест в альтернативных отраслях производства. Обязательность разработки такой программы и ежегодной оценки ее выполнения должна быть закреплена законодательно на уровне области.

3. Необходимо законодательно разработать систему мер поощрения развития глубокой переработки древесины (с учетом реально существующей лесосырьевой базы) и альтернативных производств в лесных поселках (развитие прибрежного рыболовства, сельскохозяйственного производства, пищевой промышленности, использования недревесных продуктов леса, экологического туризма) для обеспечения занятости, социальной стабильности и экономической эффективности производства для бюджетов всех уровней.

4. Принять специальную областную программу ревизии лесных ресурсов, на основе которой принять корректирующие поправки к расчетной лесосеке по Сахалинской области в целом и по лесхозам в частности. Тем самым должна быть установлена расчетная лесосека, реально доступная для промышленного освоения с учетом имеющихся в лесопромышленном комплексе области технических возможностей. Корректирующие поправки должны исключить из реально доступной расчетной лесосеки все недоступные и невозможные для промышленного освоения участки лесного фонда (крутые склоны, водоохранные зоны, горельники прошлых лет за последний ревизионный период и пр.). Это резко сократит количество нарушений лесного, водного и природоохранительного законодательства, установленных правил лесопользования, поскольку исключит из пользования те участки, на которых невозможно вести рубки без нарушений. В настоящее время большую часть арендованной территории лесфонда большинства предприятий составляют участки, где рубки либо запрещены, либо разрешены, но в области отсутствуют технологии, позволяющие вести заготовку на законных основаниях.

5. На областном законодательном уровне принять нормативные требования, не допускающие передачи лесных ресурсов в пользование зарубежным предприятиям, применяющим труд иностранных рабочих и не имеющим мощностей по глубокой переработке древесины на территории области. В любом случае при прочих равных предпочтение при выделении лесного фонда должно отдаваться сахалинским предприятиям.

6. На областном законодательном уровне принять более жесткие природоохранные нормы и правила с учетом особых экологических функций сахалинских лесов, прежде всего их роли в поддержании среды обитания сахалинских лососей.

7. Создание в составе администрации области специальной лесной инспекции - межрайонного мобильного подразделения по контролю за соблюдением правил лесопользования и лесного законодательства, ориентированного прежде всего на борьбу с незаконными рубками.

8. Полномасштабное финансирование областной программы восстановления лесов «Леса Сахалина».

Первым шагом по реализации большей части этих предложений, по нашему глубокому убеждению, должно стать принятие областного закона «О лесах Сахалинской области».

Дополнительная информация: осмотр котельной п. Мгачи.

Хотелось бы отметить также посещение модульной котельной в п. Мгачи, на которую поступают жалобы в областную Думу. При осмотре котельной на предмет ее технической исправности от технического персонала поступила жалоба и на экологическую несостоятельность котельной. По их словам, на выводной трубе и вообще в производственном цикле котельной не предусмотрены никакие фильтры, не производится никакая очистка дыма и огромное количество копоти выбрасывается в атмосферу и оседает в городе и в легких жителей поселка.

Хотелось бы обратить внимание на этот аспект и одновременно с устранением технических недоработок котельной обратить внимание на соответствие выбросов всем существующим нормативам, предусмотреть установку очистного оборудования.

Подготовлено региональной общественной организацией «Экологическая вахта Сахалина»

Председатель совета Лисицын Дмитрий Васильевич.