Газета "Регион" №39 (412), Афанасьев, Лисицын, "Экологическая вахта Сахалина" : "Сколько же груннта сброшено в залив Анива?"

Полгода назад общественность Сахалина была взбудоражена известием о том, что компания «Сахалин Энерджи» при проведении подводных дноуглубительных работ буквально похоронила богатейшие гребешковые «банки» в прибрежной зоне залива Анива. На фотографиях, сделанных сахалинскими дайверами, была документально зафиксирована гибель живых биоресурсов — гре­бешков, морских ежей, кукумарии, крабов. Тогда «Сахалин Энерджи» представила аргументы в защиту своей точки зрения: дескать, хотя ущерб и был нанесен, но он был разрешен государ­ственными органами. Значит, по мнению ком­пании, нечего и возмущаться населению и дайверам, потерявшим богатейший район для разви­тия подводного туризма. Точка зрения сама по себе спорная, но на первый взгляд законная... Однако, детальное расследование истории со сбросом грунта в залив Анива показывает, что и с законностью там не все так просто.

В преддверии начала второй стадии дноуглуби­тельных работ мы хотим обратить внимание общественности и причастных лиц на новые шокирующие факты. В очередной раз деклара­тивные заявления операторов реализуемого про­екта о якобы самых современных применяемых технологиях, увы, не соответствуют действитель­ности.

Согласно информации, которую представила Тихоокеанская инжиниринговая компания в от­чете для CTSD Ltd., на 5 мая 2005 г. в зоне сброса было складировано 219 131 куб. м³ грунта, изъя­того при дноуглублении в заливе Анива по проек­ту завода СПГ. Между тем, на 29 апреля 2005 г. общий объем сброшенного грунта от дноуглуби­тельных работ (по временному причалу выгруз­ки оборудования и по причалу отгрузки СПГ) составил 282 800 м³ Эта информация представле­на лично Дэйвидом Дж. Гриером на встрече с представителями «Экологической вахты Сахали­на». Учитывая принятые в ТЭО коэффициенты на изменение объема грунта при перемещении, получаем цифру 471 333 м³. Именно такой объем грунта за вычетом 10% (принятые в ТЭО значе­ния объема наносов, переходящих во взвешен­ное состояние) должен находиться в зоне сбро­са, если бы весь грунт складировался согласно технико-экономическому обоснованию. Неслож­ные расчеты показывают, что 205 068 м³ «исчез­ли» необъяснимым образом! «Сахалин Энерд­жи» никак не объясняет этот вопиющий факт.

Куда же подевались более 200 тыс. м3? Ведь это гигантский объем грунта! Либо он был сброшен совсем не в том месте, которое было для этого предназначено, либо более половины сброшен­ного грунта разнесло морскими течениями по акватории. И значит негативное воздействие на биоресурсы и экосистему залива Анива от этих сбросов значительно более серьезное, нежели утверждает «Сахалин Энерд­жи».

Следует отметить: ситуация с берегопользованием в нашей области сложилась просто опас­ная, особенно в части шельфового проекта «Сахалин-2». Уровень обоснования технологичес­ких решений па берегах Сахалина в части при­родных воздействий и экологии откровенно слаб, Представленной в ТЭО информации явно недо­статочно для безопасных решений по строи­тельству причалов в заливе Анива. Программа же мониторинга в ТЭО вообще оставляет тяжелое впечатление. Учитывая высокую социально-эко­номическую и экологическую значимость по­тенциальных угроз, а также тот печальный факт, что по проектам все уже практически решено и «узаконено», необходимо перестроить и усилить программы мониторинга. Это, пожалуй, един­ственно возможное сейчас решение, приемле­мое для всех заинтересованных сторон. А по морфолитодипамике прибрежной зоны северно­го Сахалина на участках морских трубопрово­дов необходимо выполнить полноценную иссле­довательскую программу.

Вопрос же о том, сколько грунта лежит в точке сброса, сколько должно там лежать, и куда де­лись остальные 205 тысяч м³, на наш взгляд должен быть разрешен с участием специально уполномоченных компетентных органов по ре­зультатам официального расследования.

Д. ЛИСИЦЫН, «Экологической вахты Сахалина»

В.Афанасьев, Кандидат географических наук